Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Вопросы этнической или расовой идентичности

Сейчас вопросам этнической или расовой идентичности посвя­щены первые полосы газет. Но идентичность не сводится только к этому, она многослойна. Араб, отправившийся в 1980-х гг. в Афга­нистан сражаться в повстанческих отрядах против Советской Армии, возможно, руководствовался сознанием того, что он мусуль­манин и защищает народ, разделяющий его религиозную идентич­ность. Точно так же мексиканская женщина, поехавшая в 1990-х гг. в Канаду для участия в группе, призывающей положить конец дискриминации женщин в международных торговых соглашениях, руководствовалась не только сознанием того, что она мексиканка, но и обретенным политическим осознанием себя как женщины.

Разумеется, к этим событиям не остаются невосприимчивы уче­ные, исследователи, студенты. События, происходящие «вовне», заставляют многих исследователей международных отношений пере­сматривать свои методологии, переоценивать объясняющие теории, и одной из самых значимых тем как раз является «идентичность». Что люди думают по поводу того, «кто они», и как это влияет на их поведение не только на локальном, но и на международном уровне? Кем осознавал себя Ицхак Рабин, когда обменивался (не­охотно) рукопожатием с Ясиром Арафатом в саду Белого Дома в сентябре 1993 г.? Кем осознавал себя британский солдат, узнав, что отправляется в составе войск ООН в Боснию в том же месяце? Как определяет себя вьетнамская женщина, раздумывая, не подать ли заявление на .работу в открывающейся в ее городе новой швейной фабрике, принадлежащей австралийцам? Как реагирует хорватская активистка движения «против изнасилования», когда местная прес­са называет ее предательницей? До недавнего времени большинство теоретиков международных отношений полагало, что зги вопросы не достойны их внимания. Но сегодня некоторые из них уже понимают, что уходить от этих вопросов по меньшей мере наивно. Поэтому исследователи, критически оценивающие общепринятую теорию международных отношений, настаивают, что проблемами идентичности не должны заниматься лишь социологи и психологи. Ученые-женщины особенно призывают коллег проявить интерес к политике идентификации (Moghadam, 1993; Peterson, 1993). Почему так? Почему именно студентки и женщины-ученые, работающие в области международных отношений, настаивают на необходимости изучения идентичности? Во-первых, феминистский подход заставля­ет с осторожностью относиться к рассмотрению, например, Фран­ции или Японии как естественных единых игроков на мировой арене. Именно феминизм помог вскрыть тот факт, что только очень не­большая часть женщин в любой стране действительно принимает

288

289

участие в политике, так велеречиво обозначаемой «национальной». Феминистское сознание подталкивает любого исследователя-между­народника к углубленному размышлению о «нации-государстве», к изучению того, кто в действительности выступает от имени нации или государства, а кто остается в слое маргиналов и молчит. Во-вторых, даже феминистки, не участвующие лично в политических движениях, но общающиеся с их активистами, понимают, что иден­тичности, формирующие международные отношения, — категории очень изменчивые и сложные. Они научились понимать, например, что действия Джона Мейджора в Северной Ирландии или Гонконге невозможно объяснить полноценно, если не задаться вопросом, когда {и как, и почему) его решения предопределяются его принад­лежностью к мужскому полу, белым цветом кожи, типично англий­ским воспитанием, а когда эти аспекты его идентичности не прояв­ляются в политических решениях. Таким образом, теоретики феминизма, к которым в настоящее время присоединяются критики существующих теорий и постмодернисты, поднимают вопросы о формировании и присвоении идентичности, о влиянии этих процес­сов на устойчивость политических альянсов, на развязывание войн, на способы привлечения иностранных инвестиций. Выход на первый план эмпирических и философских вопросов в области идентичности означает, что мы, штудирующие мировую политику, должны под­ходить к проблемам идентичности более систематично и с большим усердием.

Яндекс.Метрика