Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Теория не появляется после факт

Но теория не появляется после факта. Наоборот, теории играют большую роль в формировании фактов и в определении того, что есть факты. Это основное утверждение исследователей, стоящих на постпозитивитстских позициях в науке о международных отноше­ниях, но оно не ново. Когда-то еще Альберт Эйнштейн указывал, что «принципиально неверно пытаться создать теорию только на базе наблюдаемых величин. В реальности происходит как раз на­оборот» (цит. по: MacKinnon, 1989. Р. 106).

И тем не менее это утверждение отвергается традиционной теорией международных отношений, которая, несмотря на все не­давние заявления об обновлении, «окопалась» в рамках реалистско-позитивистской парадигмы (Runyan, Peterson, 1991; Peterson, 1992b; George, 1993). Когда классических реалистов и неореалистов обви­няют в услужении власть имущим и в желании сохранить статус-кво, то они просто отвечают, что «показывают вещи такими, как они есть» (Runyan, Peterson, 1991. P. 70). Для реалиста/позитивиста показывать «вещи такими, как они есть» — значит давать образ мира, в котором один набор объектов рассматривается в качестве центрального и важного для международных отношений, л все дру­гие — как отдельные и локальные и соответственно не оказывающие прямого воздействия на развитие теории международных отноше­ний и функционирование международной системы.

К центральным и важным относятся государства, лидеры, войны. В качестве локальных — ив конечном итоге несущественных — выступают концепции и понятия мужественности, женственности, сексуальности, религиозности, этнической и расовой принадлежнос­ти. И хотя религия или этническая принадлежность принимаются как факторы, которые могут обострять конфликтные ситуации либо инициировать поддержку, подавляющее большинство неореалистов, все еще занимающих доминирующее положение в теории междуна­родных отношений, не рассматривают всерьез эти «переменные»,

308

не учитывают их как факторы, могущие обусловливать функциони­рование международной системы и международные события. Ак­цент в их системных теориях делается на баланс сил между госу­дарствами.

Как бы сильно нам ни хотелось упростить международную сис­тему, например в форме государств, наций, обществ или регионов, политика идентичности составляет ее решающую, хотя и сложную часть. Формирование, обретение, интернационализация, возрожде­ние идентичности или отказ от нее — все это постоянно, подспудно или открыто имеется на мировой политической арене. Сами госу­дарственные границы, созданные для того, чтобы отделить одну часть международной системы от другой, служат формированию идентифицируемых «нас» внутри этих границ и неидентифици­руемых «других», вне их. Действительно, сама концепция нации немыслима без понятия «других» или «инородцев». Миграции предшествовали образованию наций-государств. Формирование го­сударственных границ превратило мигрантов в «инородцев».

Яндекс.Метрика