Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Рост националистических настроений во Фландрии и в Валлонии

Рост националистических настроений как во Фландрии, так и в Валлонии стал самым примечательным фактором завершающего этапа федеральной реформы в Бельгии. Результаты парламентских выборов конца 80-х годов особенно показали это. Лозунгом националистических сил стал сепаратизм, т.е. окончательное расчленение Бельгии, вплоть до упразднения единого государства. Однако, как и прежние региональные партии, новые праворадикальные группировки — "Фламандский блок" и "Национальный фронт" — интегрировались в сложившуюся партийно-политическую систему страны, что требует от них рано или поздно принять достаточно укоренившиеся в ее политической культуре не конфронтационные, консенсусные методы действия.

Как уже говорилось, на валлоно-фламандскую проблему правящие партии первоначально пытались ответить полумерами, не затрагивая принципы, закрепленные в Конституции. В наибольшей степени пони мание необходимости реформировать государство проявилось со стороны социалистической и христианской партий, прежде все го их демократических течений. На протяжении более чем 30-летнего периода национально-региональной реформы в Бельгии эти партии выступали главными ее инициаторами, разработчиками и исполнителями. Далеко не во всем и не сразу они находили оптимальные решения. Так, начало реформе было положено принятием в ноябре 1962 г. Закона о фиксации лингвистической границы между франкоязычной и фламандской частями Бельгии. В результате некоторые пограничные двуязычные районы изменили свою территориальную принадлежность: район Фурона с большинством франкоязычного населения оказался во Фландрии, а фламандский район Мускрон-Вамин — в Валлонии. Едва ли кто из начавших таким образом реформу политиков мог предположить, что до конца 80-х — начала 90-х годов "мелкий" вопрос о статуте пограничных районов окажется одним из наиболее острых, станет причиной не одного правительственного кризиса.

В 60-е годы валлоно-фламандская проблема из общинной превратилась в общин но-региональную. Это произошло благодаря активности столичного округа Брюсселя, выступившего в качестве третьего территориального субъекта — в защиту собственных региональных интересов. Реформа ста тута Брюсселя, т.е. признание его регионом наравне с Валлонией и Фландрией, стоила партиям-реформаторам (и не только им) двадцатилетних споров, откатов реформы. Эпизодами сложного политического процесса, каким явилась национально-региональная реформа, были и раскол соцпартии в 1978 г., и разрыв христианско-социалистической коалиции в 1981 г. в результате правительственного кризиса, что практически на семь лет приостановило реформу. Либералы, заменившие в 1981 г. после парламентских выборов валлонских социалистов в правительстве, вошли в него с весьма чет кой политической установкой — "хватит реформ". Только очередное обострение валлоно-фламандских отношений из-за Фурона, завершившееся парламентскими выборами в конце 1987 г., позволило воссоздать христианско-социалистический правительственный альянс и сдвинуть с места забуксовавший механизм реформы. Но причины этой пробуксовки лежали глубже. Стремление правительства в 60-е годы полумерами, псевдорешениями урегулировать общинно региональную проблему, не затрагивая уни тарную государственную структуру, спровоцировало глубокий социально-политический и острейший национальный кризис. В фокусе его оказалась Конституция.

Яндекс.Метрика