Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
ФОРМИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

ФОРМИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ ИДЕНТИЧНОСТИ

Формирование и описание идентичностей может играть значи­тельную роль в международной политике. Начиная с 1980-х гг. в этой области появился ряд инновационных исследований. Одно из самых ранних — часто цитируемая (в феминистских кругах) статья Кэрол Кон «Секс и смерть в рациональном мире интеллектуалов от обороны» (Cohn, 1987). Кон провела целый год в среде интеллекту­алов, работающих на оборону США, она (почти) стала членом их взаимосвязанного сообщества. Большинство из них мужчины, граж­данские лица, имеющие правительственные контракты и бумаги о благонадежности самого высокого класса^ выдаваемые на государ­ственном уровне. Иногда они работают в правительстве, иногда — в университетах или «мозговых» центрах. Кон обнаружила, что у этих мужчин сформировалось представление о собственной идентич­ности и на этой основе чувство сообщества, причем объединяющим моментом не в последнюю очередь стало отрицание возможности летального исхода при реализации проекта, над которым они тру­дятся каждый день. Кон заключила, что «они формируют так называемую рациональную систему решения проблем, возникающих в сфере ядерных вооружений: как управлять гонкой вооружений; как предотвращать применение ядерного оружия; что делать, если

298

ядерную войну предотвратить не удается (Р. 688). Автор статьи поставила перед собой задачу понять, что думают эти люди, как они мыслят. Целью статьи было обсуждение природы ядерного стратегического мышления и, в частности, его специализированного языка, который она назвала техностратегическим.

Хотя Кон не пишет о формировании идентичности как таковой, но ее исследование языка специалистов, занимающихся проблемами ядерных вооружений и ядерной войны, весьма пригодилось для рас­крытия нашей темы. В конце концов язык часто выступает в качестве ключевого индикатора идентичности. Но язык есть не просто инстру­мент обозначения, он также инструмент творчества. То есть язык может создавать значение (смысл). Кон утверждает, что язык, при­меняемый в среде специалистов по ядерной войне, — нечто из ряда вон выходящее с тщательно продуманным использованием эвфемиз­мов и абстракций. «Чистые бомбы», «хирургические удары», «по­бочный ущерб» — все эти слова наводят некоторый лоск на реалии смерти и разрушения. И с этими «терминами» многие из нас на За­паде, начиная с войны в Персидском заливе, знакомятся все ближе и ближе. Кон отмечает также «забавность» и «сексуальность» стиля техностратегического языка. Обычно разговор ведется очень живо, наполнен жаргонизмами. Часто мелькают выражения типа «сликем-сы»1, *гликемсы*2, «срамы» . Как пишет Кон, «слова эти звучат за­бавно, они колоритны, сексуальны, энергичны. Вы можете выпали­вать их дюжинами за считанные секунды. Они незатасканы, коротки, легки» (Cohn, 1987. Р. 704).

Яндекс.Метрика