Навигация
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
ЧТО ЕСТЬ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Два исходных предложения при всей их краткости подразумева­ют многое, но говорят мало что. Они подразумевают, что имеется двусторонние обязательства но защите и развивается демократичес­кий процесс. Действительно, принцип двусторонности вмонтирован в натовскую доктрину. Если бы во времена холодной войны возник-

ла угроза массового уничтожения британского народа, то иденти­фикация «британцы» предполагала, что Правительство США скорее придет на помощь им, чем тем, кто идентифицирует себя, скажем, как «восточные немцы». В 1990-х гг. НАТО осталось единственным |( крупным межгосударственным военным альянсом, но прежнее по­нятие европейской идентичности, на которой он базировался, силь­но изменилось. Благодаря росткам движений за мир в таких стра­нах, как Великобритания, Германия, Греция и Испания, уже не стоит больше говорить о НАТО как об организации, основываю­щейся на прочном фундаменте индивидуальной идентичности евро­пейца как гражданина демократической системы (Kaldor, Anderson, 1987; Liddington, 1989).

ЧТО ЕСТЬ ИДЕНТИЧНОСТЬ?

До сих пор мы употребляли термин идентичность как самооче­видный, но это понятие не такое простое. Вы знаете, как иденти­фицировать себя, кто вы есть, к какой среде вы относитесь?

Иметь возможность заявить о своей идентичности, не боясь преследований или дискриминации, само по себе большая ценность, даже если иногда за это приходится платить высокую цену. Разу­меется, потребность выразить свою идентичность или восстановить утерянную зависит от того, имеется ли (или имелась ли) угроза этой идентичности. Это можно доказать на разных уровнях и примерах. Вспомните о страстном призыве афро-американки Сожерне Трут ко всем белым американцам на конгрессе по избирательному праву 1851 г. Ей пришлось потребовать, чтобы ее соратники-суфражисты, как мужчины, так и женщины, признали ее женщиной, несмотря на черный цвет кожи и мускулистое тело, сформировавшееся за годы тяжкого труда. Она просто задала вопрос: «Разве я не женщина?* (цит. по: Adams, 1989. Р. 23). Вспомните также призыв британского романиста Редклиффа Холла в 1928 г. признать женский гомосек­суализм: «Именем Господа, признайте нас пред всем миром. Дайте нам право на существование» (Hall, 1956. Р. 437). Во многих куль­турах, начиная с 1970-х гг., лесбиянки и геи «выходят из подполья», т.е. они стали требовать от своих родителей, коллег по работе и официальных властей признания своей идентичности, а не только той ее части, которая конформна ныне существующему обществу и международному порядку. Когда геи и лесбиянки утверждают свою идентичность, это вызов практике ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), государственной военной службе, юристам-меж­дународникам по правам человека и, конечно, иммиграционным властям (Tatchell, 1992). «Дайте нам право на существование» — это, разумеется, общий призыв к признанию других идентичностей.

В практике международных отношений «двери чуланов» стара­ются держать закрытыми, хотя и приоткрывают их из любопытства. «Чуланы» могут быть интернациональным местом сбора.

Яндекс.Метрика